on 12 Сентябрь 2011.

Программа научной школы «Стволовые клетки и регенеративная медицина»  

В Программе научной школы «Стволовые клетки и регенеративная медицина» предусмотрены чтение лекций ведущими учеными и проведение мастер-класса директора по медицинским программам Инновационного центра Сколково на тему «Сколково - новые возможности вместе с кластером БМТ».

В преддверии Школы мы говорим с руководителем отдела стволовых клеток Научно-исследовательского центра «Курчатовский институт», доктором биологических наук Сергеем Львовичем Киселевым о том, что же такое стволовые клетки и что же мы будем ими лечить.

«Корр.»: – Почему именно данная тематика выбрана для проведения молодежной школы?

Сегодня биология стволовых клеток и регенеративная медицина (генная, клеточная терапия, тканевая инженерия), с одной стороны,  оказывают огромное влияние на здоровье и качество жизни людей, а с другой – объединяют широкий круг фундаментальных и прикладных исследований в области молекулярной и клеточной биологии. Интерес исследований связан с потенциальной возможностью использования стволовых клеток для лечения таких болезней, как диабет, болезни Паркинсона, Альцгеймера, врожденные болезни сердца и т.д. В Программе Школы предусмотрены чтение лекций ведущими учеными и проведение мастер-классов по актуальным фундаментальным и прикладным проблемам в области регенеративной медицины, клеточных технологий, генной терапии, стволовых клеток (Институт биологии развития РАН, НИЦ «Курчатовский институт», Военно-медицинская академия, Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского РАМН).  Впервые в РУДН будет проведен мастер-класс Инновационного центра «Сколково» по приоритетным направлениям развития кластера биологических и медицинских технологий: клеточные технологии, генная терапия, использование новых технологий для диагностики, предотвращения и лечения болезней.

«Корр.»: – Каких результатов мы ждем от проведения школы?

Прежде всего, важен образовательный эффект от проведения школы, т.е. получение информации об успехах и прорывах, достигнутых в изучении стволовых клетках, проблемах, рисках и новых вызовах регенеративной медицины. Проведение школы также служит прекрасной дискуссионной площадкой  и способствует расширению научных контактов для начинающих молодых ученых. Будут сформированы качественно новые предложения, касающиеся подготовки научных и научно-педагогических кадров в области стволовых клеток и регенеративной медицины.

«Корр.»: – Для каких болезней есть перспектива их лечения стволовыми клетками?

Стволовые клетки эффективны, когда они попадают в правильное время в правильное место. Возьмем болезнь Альцгеймера. Это заболевание развивается у человека с детства.

В старости мы видим конец болезни. Лечить-то надо раньше. У больного миелин – белок, который осуществляет связь с нейронами, – начинает разрушаться гораздо раньше. Он как оболочка от кабеля. Когда мы видим симптомы болезни Альцгеймера, там уже все «провода» голые. Мало того, они во все стороны торчат.

А вот при острых травмах спинного мозга – автомобильных, спортивных – та же проблема с миелином, но пучок нейронов не разошелся, разошлась только оболочка «кабеля». В США сейчас начали клинические испытания новой методики лечения таких травм. Ученые берут эмбриональные стволовые клетки, из них получают клетки-олигодендроциты, одной из функций которых является как раз производство белка миелина. И эти клетки-олигодендроциты, полученные из стволовых, наматывают, образно говоря, на поврежденное место, чтобы восстановить оболочку «кабеля».

Все это – клеточные технологии. Они могут быть связаны с возможностями стволовых клеток, а могут и не быть. В США существуют несколько компаний, которые производят так называемые эквиваленты кожи. Берутся фибробласты кожи, выращиваются в лабораторных условиях и накладываются как заплаты на места ожогов, незаживающих язв. Метод хорошо работает. Там нет стволовых клеток. Но это типичные клеточные технологии.

Список, где клеточные технологии реально используются, пока невелик. Клинических исследований ведется много, но 90% клинических испытаний пока не доходят до 3‑й фазы.